Как миллиардеры Фридман и Авен создали в британском суде важный прецедент для исков о клевете

На прошлой неделе британский суд частично удовлетворил иск Петра Авена F 23 и Михаила Фридмана F 8 о взыскании компенсации за нарушения законов о персональных данных. В такой форме истцы пытались оспорить сведения и выводы из «досье на Трампа» о том, каково их место в окружении Владимира Путина. Возможно, это дело показывает, как защита персональных данных в будущем сможет заменить классический «диффамационный иск», то есть дело о признании информации, распространенной ответчиком, не соответствующей действительности.

 

Неожиданный поворот

История началась с того, что за 10 дней до инаугурации Дональда Трампа американский портал Buzzfeed опубликовал так называемое «досье на Трампа», составленное по заказу Демократической партии. Публикация подлила масла в огонь разгорающейся общественной дискуссии о возможном вмешательстве России в американские выборы и сговоре победившего кандидата с Кремлем.

Отдельная роль в этом, согласно полуторастраничному меморандуму, отводилась акционерам российского консорциума «Альфа-Групп». В рамках начавшейся в США охоты на ведьм подобная ассоциация могла привести к персональным санкциям, — как уже было с основным акционером банка «Россия» Юрием Ковальчуком F 53, собственниками СМП-Банка или главой ВТБ Андреем Костиным, — или, что еще хуже, к уголовным делам, как в случае с адвокатом Натальей Весельницкой или Евгением Пригожиным. А развитие в суде округа Колумбия истории Олега Дерипаски F 41, который за близость к Владимиру Путину и выполнение его поручений попал под санкции США, показало, что выйти из-под них с таким послужным списком очень непросто.

 

Поэтому жизненно важной для акционеров «Альфа-Групп» стала задача удалить упоминания о себе и компрометирующие выводы, признать их не соответствующими действительности. В США тройка акционеров «Альфы» подала три диффамационных иска. В первом деле им не удалось добиться успеха. Два других на подходе. Но в Англии они заявили не иск о защите деловой репутации или о признании сведений из досье не соответствующими действительности, а пошли другим путем — через нарушение британским ответчиком законодательства о персональных данных.

 

Метаморфозы диффамационного права 

Еще каких-то 10 лет назад Лондон был мировой столицей диффамационного туризма (libel tourism). Сутяжники со всего света заявляли свои иски о защите чести, достоинства и деловой репутации или требовали признать определенную информацию не соответствующей действительности. Для этого требовалось всего лишь привести доказательства появления хотя бы одного экземпляра издания с оспариваемым контентом на территории Великобритании. С появлением интернета пропала даже эта необходимость. Например, после получения удара по лицу от Александра Лебедева во время эфира программы «НТВэшники» защищать свою честь и достоинство в лондонский суд отправился Сергей Полонский.

 

Такая ситуация устраивала только английских юристов, а вот остальные британцы были не очень довольны ненадлежащим использованием судебной системы своей страны. В начале 2010-х годов в Соединенном Королевстве уже подходила к концу общественная дискуссия по вопросу принятия к производству дел, никак не связанных с Англией. В феврале 2013 года Верховный суд вынес знаменитое решение в деле VTB v Nutritek, в котором дал судам руководящие начала, когда нужно отправлять судиться российских и прочих иностранных желающих обратно к себе на родину.

 

В части репутационных дел в апреле того же года свое слово сказал и парламент. Был принят закон «О диффамации» 2013 года. Теперь не связанные с Великобританией репутационные иски не принимаются к рассмотрению судами; мнения и суждения не подпадают под судебный контроль; журналисты, блогеры и издания освобождаются от ответственности, если они освещают деятельность публичных фигур или пишут на темы, вызывающие серьезный общественный интерес.

 

Одним из последних, кто вскочил на подножку уходящего трамвая, стал Владимир Слуцкер со своим иском к российской журналистке Ольге Романовой, поданным незадолго до вступления нового закона в силу — 1 января 2014 года. С тех пор поток новых зарубежных диффамационных споров иссяк почти моментально.

 

Персональные данные как новая репутация

Закон физики гласит: если где-то убывает, в другом месте должно прибыть. При невозможности обратиться к классическому механизму защиты репутации путем подачи диффамационных исков должно найтись иное средство восстановления нарушенного права. Таковым стала тема защиты персональных данных.

 

Права операторов персональных данных — то есть всех коммерческих и некоммерческих организаций, которые в силу закона или нашего согласия хранят и обрабатывают все многообразие данных о конкретных лицах — не безграничны. В рамках общемирового тренда на ужесточение требований к операторам персональных данных соблюсти все регуляторные требования чрезвычайно сложно — что в России, что в Великобритании.

 

Согласно исковому заявлению акционеров «Альфа-Групп», ответчик нарушил свои законные обязанности как оператор персональных данных, поскольку накопил неактуальные персональные данные и незаконно разгласил персональные данные истцов третьим лицам. Кроме того, разглашенные персональные данные оказались неточными.

 

Такая ситуация устраивала только английских юристов, а вот остальные британцы были не очень довольны ненадлежащим использованием судебной системы своей страны. В начале 2010-х годов в Соединенном Королевстве уже подходила к концу общественная дискуссия по вопросу принятия к производству дел, никак не связанных с Англией. В феврале 2013 года Верховный суд вынес знаменитое решение в деле VTB v Nutritek, в котором дал судам руководящие начала, когда нужно отправлять судиться российских и прочих иностранных желающих обратно к себе на родину.

 

В части репутационных дел в апреле того же года свое слово сказал и парламент. Был принят закон «О диффамации» 2013 года. Теперь не связанные с Великобританией репутационные иски не принимаются к рассмотрению судами; мнения и суждения не подпадают под судебный контроль; журналисты, блогеры и издания освобождаются от ответственности, если они освещают деятельность публичных фигур или пишут на темы, вызывающие серьезный общественный интерес.

 

Одним из последних, кто вскочил на подножку уходящего трамвая, стал Владимир Слуцкер со своим иском к российской журналистке Ольге Романовой, поданным незадолго до вступления нового закона в силу — 1 января 2014 года. С тех пор поток новых зарубежных диффамационных споров иссяк почти моментально.

 

Персональные данные как новая репутация

Закон физики гласит: если где-то убывает, в другом месте должно прибыть. При невозможности обратиться к классическому механизму защиты репутации путем подачи диффамационных исков должно найтись иное средство восстановления нарушенного права. Таковым стала тема защиты персональных данных.

 

Права операторов персональных данных — то есть всех коммерческих и некоммерческих организаций, которые в силу закона или нашего согласия хранят и обрабатывают все многообразие данных о конкретных лицах — не безграничны. В рамках общемирового тренда на ужесточение требований к операторам персональных данных соблюсти все регуляторные требования чрезвычайно сложно — что в России, что в Великобритании.

 

Согласно исковому заявлению акционеров «Альфа-Групп», ответчик нарушил свои законные обязанности как оператор персональных данных, поскольку накопил неактуальные персональные данные и незаконно разгласил персональные данные истцов третьим лицам. Кроме того, разглашенные персональные данные оказались неточными.

 

Выводы суда 

Предметом дела Aven & ors v Orbis Business Intelligence Ltd стал вопрос, насколько при составлении Меморандума № 112 ответчик соблюдал требования закона «О защите данных 2018 года» в части сбора, обработки, уточнения и нераспространения личной и профессиональной информации истцов. Персональными данными при рассмотрении спора были признаны следующие фразы и сведения из Меморандума № 112:

 
  1. Президент Путин и истцы взаимно оказывают друг другу значительную благосклонность.
  2. Петр Авен и Михаил Фридман неформально консультируют президента Путина по вопросам внешней политики
  3. Незадолго до 14 сентября 2016 года в России М. Фридман встретился непосредственно с президентом Путиным
  4. П. Авен и М. Фридман использовали Олега Говоруна в качестве водителя и курьера для доставки крупных сумм «черного нала» президенту Путину в его бытность заместителем мэра Санкт-Петербурга
  5. П. Авен и М. Фридман выполняют политические поручения президента Путина
 

В судебном процессе Кристоферу Стилу пришлось защищать объективность своих выводов и надежность своих источников. По 1-3 и 5 пунктам судья признал его не нарушившим свои обязательства по закону о защите данных.

 

Основной спор разгорелся вокруг пункта № 4 о «черном нале». Заявление о совершении длящегося годами общественно-опасного преступления требует неоспоримых доказательств и проведения кропотливой проверки полученных от источников сведений до момента заявления об этом как о факте.

 

Адвокат истцов опроверг Стила на перекрестном допросе, поставив его на место ссылкой на официальную биографию Олега Говоруна c сайта Кремля. В начале 1990-х он находился в Москве. Сначала учился в Московском лесотехническом институте, а в 1993-1995 годах работал в коммерческих фирмах в Москве. В Альфа-банк г-н Говорун устроился рядовым менеджером только в 1997 году, поэтому никак не мог возить чемоданы «черного нала» в начале 1990-х Владимиру Путину в Санкт-Петербург.

Оригинал здесь.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.