«Придется работать по 15 часов»: почему салоны красоты не хотят открываться на условиях властей

«У нас словно нет общей цели»

Салонам красоты, как и многим другим малым предприятиям, нелегко приходится в пандемию. Мэр Москвы Сергей Собянин распорядился закрыть парикмахерские и салоны сразу после обращения президента 28 марта. Но уже в начале апреля вдруг вновь разрешил работать салонам с медицинской лицензией. Каждый предприниматель должен был сам решить, касается ли вышедший указ непосредственно его бизнеса, стоит ли ему выводить сотрудников на работу, насколько это рискованно для клиентов и спасет ли указ бизнес. Одним из немногих предпринимателей, открывших салоны, стал основатель Natura Siberica Андрей Трубников. Его салон Fresh Spa на Ломоносовском проспекте заработал, но услуги оказывал ограниченно. «Компания никакой прибыли не имела. Это было сделано для сохранения рабочих мест», — признается Трубников. Но уже через неделю, 10 апреля, Тубников был вынужден вновь закрыться. Власти снова ужесточили режим карантина, запретили салонам работать до 1 мая. 

 

«Если рекомендации примут законодательный характер, у салонов проблем только станет больше»

 

«Иногда акты принимаются в спешке с такими формулировками, что непонятно, о чем речь. Исключение было сделано скорее всего для того, чтобы поддержать такой бизнес», — предполагает Дмитрий Константинов, советник международной юрфирмы «Ильяшев и партнеры». По словам лидера ассоциаций предприятий индустрии красоты и владельца сети салонов «Персона» Игоря Стоянова, многие в профессиональной среде, даже имея медицинскую лицензию, тогда решили не открываться. «70% салонов не открылись. Разумных больше. Медицинская лицензия есть у людей с головой», — говорит он.

 

В пятницу, 24 апреля, салонам снова объявили, что можно будет в ближайшее время открыться, но при соблюдении рекомендаций, которые выпустил Роспотребнадзор. Среди главных требований —  прием клиентов только по предварительной записи, с интервалом не менее 20 минут и обслуживание каждого посетителя в отдельном кабинете. Кроме того, сотрудники парикмахерских и салонов красоты должны носить «пижаму, медицинский халат, шапочку» и регулярно их менять. А в запасе должны быть антисептики и маски на пять дней. Важное требование — обеспечивать социальную дистанцию в 1,5 метра между посетителями и работниками. Дату, с которой можно возобновить работу, в каждом регионе определяют местные власти.

 

30-40% московских салонов уйдет в тень, 50% предприятий выживет, остальные закроются

 

Игорь Стоянов рассказывает, что через сутки после публикации рекомендаций написал главе Роспотребнадзора Анне Поповой с просьбой пересмотреть некоторые пункты, но ответа так и не получил.  «Если рекомендации примут законодательный характер, у салонов проблем только станет больше»,  — говорит  Стоянов. Большинство салонов работает в open space. Эти залы оборудованы по стандартам Роспотребнадзора, подразумевающим шесть квадратных метров на одно рабочее место и соответствующее расстояние между этими местами, объясняет Стоянов. «Есть ощущение, что рекомендации сделаны без опоры на предыдущие документы Роспотребнадзора. Мы уже месяц как пытаемся наладить диалог, и у нас, к сожалению, получается плохо. Каждый живет, как считает нужным. У нас словно нет общей цели», — удивляется Стоянов. По его прогнозам, 30-40% московских салонов уйдет в тень, 50% предприятий выживет, остальные закроются.

 


Экономически невыгодно

«Постановление Роспотребнадзора — хороший знак сам по себе», — рассуждает Иван Алексеев, владелец двух мужских парикмахерских «СуперМен» на Щелковской и в Кузьминках. Только работать с учетом всех поставленных условий для большинства салонов, по его мнению, «экономически бессмысленно». 

 

Стоянов уверяет, что из-за нововведений Роспотребнадзора поток клиентов в салонах снизится в три раза. Помимо этого, до сих пор неизвестно, какие именно услуги разрешат оказывать, возможно, спектр их будет сильно ограничен, а средняя дневная выручка может сократиться в 5-6 раз. При этом салон обязан выплачивать арендные платежи, зарплату мастерам, даже тем, кто останется дома. Стоянов заверяет, что многие владельцы салонов, состоящие в ассоциации, не уверены, стоит ли возобновлять работу.

 

«Постановление Роспотребнадзора — хороший знак сам по себе»

 

«В целом все выполнимо, кроме обслуживания в отдельном кабинете», — соглашается Александр Глушков, основатель сети Mone и «Точек красоты», член ассоциации предприятий индустрии красоты. Но если следовать рекомендациям, не хватит ни на аренду, ни на зарплату мастерам, говорит бизнесмен. Среди владельцев салонов есть и сторонники предписаний Роспотребнадзора. «Сейчас у нас все готово. Как только дадут сигнал, мы будем работать в соответствии со всеми рекомендациями», — говорит владелица салона премиум-класса East Side Ostozhenka Beauty Club Заира Абдулатипова. Она уже купила для мастеров костюмы, маски, перчатки, антисептик, «с огромным трудом и переплатами».

 

Но открытие салона будет для Абдулатиповой все же вынужденной мерой — работать, соблюдая новые рекомендации, невыгодно. Сразу после открытия арендодатель, который пошел на уступки и дал скидку в апреле, потребует возобновить выплаты. А если салон не откроется, клиенты не будут ждать и пойдут искать услуги в другом месте.  «Хотя у коллег все-таки более сложная ситуация, чем у нас. В ESO Beauty Club для парикмахерских услуг отведен большой зал и всего три кресла, остальные же услуги проводятся в отдельных кабинетах с большими перерывами между клиентами», — рассказывает Абдулатипова. 

 

«Теперь за стрижку надо заплатить 2700, как вам это?»

Не все салоны смогут позволить себе не только купить все необходимое для открытия, но и удерживать цены на прежнем уровне. «Если вы платили за стрижку до кризиса, когда у вас была работа, 1200 рублей, а теперь вам надо заплатить 2700, как вам это?» — задается вопросом Стоянов. С одной стороны, импортная косметика, которой пользуется большинство салонов, подорожала из-за роста курса валют, с другой — себестоимость услуг увеличится, если выполнить все требования регулятора. 

 

«Когда рекомендации примут законодательную силу, цены поставщиков вырастут многократно»

 

По словам Стоянова, один костюм, который Роспотребнадзор рекомендует менять сотрудникам салонов три раза в день, стоит 250 рублей. «Когда рекомендации примут законодательную силу, цены поставщиков вырастут многократно», — подчеркивает Стоянов. По его словам, затраты на один на один салон (10 рабочих мест) будут такими: кимоно — 6344 рубля, защитные экраны — 10 000 рублей, бесконтактный термометр — 15 000 рублей, маски, дезсредства, перчатки, бесконтактный дозатор — 31 344 рубля. Из-за этого себестоимость услуги увеличится как минимум  на 1500 рублей на одного клиента. Абдулатипова рассказывает, что косметика, которой пользуется ее салон, уже подорожала на 15-20%. «Пока сохраняются запасы косметики по старым ценам, ценник будет оставаться прежним, но после очередной закупки придется повысить цены на услуги», — говорит Абдулатипова. 

«Чтобы выйти в ноль, придется работать 15 часов подряд»

Иван Алексеев рассказывает, что выручка «СуперМена» должна превышать 264 000 рублей, чтобы парикмахерская работала хотя бы в ноль — и это еще без учета расходов на страховые, пенсионные взносы, кредиты, ремонт помещения, оборудования и без поправки на падение среднего чека. Таким образом, чтобы не уйти в минус, каждый день нужно стричь по 21-22 человека. На стрижку в «мирное время» уходило около 20 минут, сейчас, с учетом проветривания и дезинфекции, как того хочет Роспотребнадзор, обслуживание одного клиента будет длиться вдвое дольше. 

 

Согласно рекомендациям, одновременно в помещении может находиться только один мастер и один клиент, а значит, нужен непрерывный поток посетителей на протяжении 15 часов каждый день. «Мы, конечно, можем работать с 8 до 23 часов, но даже это не спасет — невозможно заставить людей стоять в очереди на улице по несколько часов, чтобы попасть к нам. Они просто пойдут в другое место, где можно постричься сразу», — поясняет предприниматель. Открываться сейчас на условиях, которые предлагает Роспотребнадзор, значит, работать в убыток, резюмирует Алексеев.

 

Абдулатипова, например, планирует заранее обзванивать клиентов и записывать их без конкретных дат. Так она рассчитывает сохранить 90% клиентов и обеспечить заполняемость салона на первые две недели. «Реальные потери бизнеса и проседание клиентского потока можно будет оценить только на второй месяц, когда пройдет первая волна клиентов, вышедших из карантина», — рассуждает предпринимательница.

 

«Мой коллектив теперь настоящая семья»

«Моему бизнесу поможет только снижение арендной ставки на законодательном уровне. Но каждый предприниматель решает сам — закрыться или работать в минус в надежде, что ограничения продлятся недолго», — говорит Иван Алексеев. Чтобы хоть как-то помочь салонам Ассоциация предприятий индустрии красоты попросила Роспотребнадзор позволить работать в open space c 1,5-метровым расстоянием между мастерами. «Только так можно надеяться на какую-нибудь окупаемость», — считает Стоянов. Если в салоне работают параллельно 2-3 сотрудника, тогда можно держать интервал между клиентами в 20 минут без ущерба для бизнеса.

 

«Каждый предприниматель решает сам — закрыться или работать в минус в надежде, что ограничения продлятся недолго»
 

 

Глушков из Mone объясняет, что ассоциация хотела бы промаркировать в салонах расстояние в 1,5 метра, также, как в супермаркетах, например. «Контролируемая дистанция  — это то, что мы хотим. Остальные пункты мы готовы соблюдать», — говорит Глушков.  Но на помощь правительства салонам рассчитывать не приходится, владельцы пытаются хоть как-то договариваться с банками. «Недавно достигли хоть какого-то понимания с Альфа-банком, они словно готовы пойти навстречу. Но, посмотрите, сколько времени уже прошло с момента объявления мер поддержки», — жалуется Заира Абдулатипова, а обещанную безвозмездную помощь в 12 000 называет «скупой поддержкой». По словам предпринимательницы, если ее бизнес получит эти деньги, она раздаст их работникам сверх базовых выплат. Большинство в индустрии совсем не получит их, потому что сокращали людей. Но есть и плюсы у кризиса: «Я с уверенностью могу сказать, что мой коллектив сейчас настоящая семья», —  говорит Абдулатипова.

Оригинал здесь.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.