Юшков: погоня за высокими ценами на нефть — палка о двух концах

Рубль укрепляется на фоне дорожающей нефти в ожидании встречи ОПЕК+ по ограничению добычи, которая пройдет 6 июня. Курс доллара опускался в моменте ниже 68,5 рубля, евро торгуется в районе 77,4. Нефть Brent растет до 42 долларов за баррель.

Ранее в Минэнерго России подтвердили, что министерские встречи ОПЕК и стран, не входящих в картель, пройдут в один день 6 июня.

По данным источников Bloomberg, после почти недели споров Россия и Саудовская Аравия достигли предварительных договоренностей с Ираком о его приверженности сделке. Речь идет о том, чтобы Ирак сокращал добычу не меньше своей квоты и компенсировал несоблюдение обязательств за прошлые периоды.

 

Ситуацию на нефтяном рынке ведущий Business FM Игорь Ломакин обсудил с ведущим аналитиком Фонда национальной энергетической безопасности Игорем Юшковым.

 

— Я думаю, на рынке спекулятивные настроения: видят позитивные новости и их отыгрывают. Насколько поднимется нефть, сложно сказать, но пока она растет. И позитива тут добавляет, во-первых, сообщение о том, что Россия и Саудовская Аравия вроде как договорились даже продлить на июль период максимального сокращения добычи, в то время как изначально предполагалось, что в конце июня этот период будет закончен и в июле можем уже увеличить объем производства. А сейчас одновременно с тем, что в Америке очень сильно падает сланцевая добыча, восстанавливается спрос и в Азии, и в Европе, еще и продлевают период максимального снижения объема производства — все это внушает оптимизм, и цены на в этом, в общем-то, и растут.

— Что нужно сделать, чтобы североамериканские сланцевики не подняли сейчас головы?

— Вопрос очень интересный. Если мы продлеваем максимальное сокращение на июль, мы тем самым стимулируем дальнейший рост цен. Рост цен приведет к тому, что в США прекратится падение и в какой-то степени сланцевики начнут оживать. Чем дороже нефть, тем быстрее и больше будут добывать сланцевые компании в США.

— И тем нефть получается дешевле.

— Они как отрасль не умерли же. Да, там многие обанкротятся, будет череда слияний и поглощений, под больший процент будут давать кредиты. Но чем дороже, тем больше будут добывать, это точно.

— Все сейчас полагают, что, видимо, если очередное продление и состоится, то только на месяц. Не мало ли это?

— Я думаю, нет. Речь идет о продлении максимального снижения, а не вообще всей сделки. Вся сделка рассчитана как минимум на год, хотя она всегда была ситуативной и всегда такой и будет. В конце каждого периода, каждого месяца будет собираться мониторинговый комитет и решать, что делать дальше, несмотря на то, что общий план есть. Но на самом деле, все параметры будут постоянно меняться. Я думаю, может быть, и не стоит вообще на июль продлевать максимальные объемы снижения, по крайней мере России это, наверное, было бы не столь выгодным. Нам хочется и побольше добывать, для нас довольно тяжело сдерживать объем производства. У нас, кстати, формального инструмента регулирования вообще нет, у нас все держится на джентльменском соглашении между компаниями и правительством. Эта погоня за высокими ценами, чтобы как можно больше их поднять, это палка о двух концах: с одной стороны, вы зарабатываете, с другой стороны, помогаете тем же самым сланцевикам. В 2016 году, когда было первое соглашение, мы видели такую же картину: вроде сократили, все хорошо, но при этом цены позволили высокозатратным проектам развиваться, прежде всего «сланцам».

 

Ранее «Интерфакс» со ссылкой на источники сообщал, что страны ОПЕК в мае выполнили сделку по сокращению добычи нефти примерно на 75%.

Оригинал здесь.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.