Инвестиции "от Бога" наиболее устойчивы

Работать на финансовом рынке можно с "божьей благодатью". Религиозные конфессии предлагают адептам инвестиции, которые гарантированно понравятся богу и позволят иерархам сохранить благочестие в глазах окормляемой паствы. Религиозные организации уже давно перестали существовать за счет пожертвований и стали диверсифицированными корпорациями.

Сегодня все крупные и даже малые церкви контролируют собственные инвестиционные фонды. Они инвестируют полученные от верующих средства в ценные бумаги и ведут иную коммерческую деятельность. По данным журнала Newsweek, одна из наиболее известных протестантских сект, мормоны (Церковь Иисуса Христа Святых последних дней), только официально владеет финансовой компанией с активами в $3 млрд, а ее общее состояние оценивалось журналом в июне 2011 года в $30 млрд.

 

При этом мормоны относятся к категории наиболее финансово устойчивых сект, в целом же протестантские церкви объективно вынуждены превращаться в откровенно финансовые и сервисные корпорации, так как количество прихожан резко сокращается.

В 2007 году в Виттенберге, где когда-то Мартин Лютер вывесил свои 95 тезисов против католической церкви, состоялся протестантский конгресс, провозгласивший курс на обновление, которое уже прошло "точку невозврата". Представители Германии констатировали, что число верующих протестантских церквей к 2030 году может упасть с нынешних 25,6 млн до 17 млн человек. При этом ежегодный доход религиозных общин сократится с 4 млрд евро до 2 млрд.

Эти цифры учитывают только доходы от церковного налога прихожан. Что касается суммарной прибыли евангелических церквей Германии (объединение EKD), то она составляет порядка 10 млрд евро в год.

 

Традиционно главными активами церкви были недвижимость и связанные с ней операции, а также сельскохозяйственный сектор. Однако с появлением акционерных обществ стали расширяться горизонты и методы преумножения средств путем портфельного инвестирования. Церковные бизнесмены принялись приводить порядок в интерпретациях священных писаний, чтобы вкладывать только в богоугодные проекты богоугодными способами.

Развитие фондового рынка привело и к появлению "благочестивых" ценных бумаг, напрямую относящихся к религии. Это так называемые "церковные бонды", распространенные в США. Основную часть церковных бондов покупают прихожане, а вокруг этого специфического продукта выросла инфраструктура из компаний-посредников, организующих эмиссию и находящих крупных покупателей.

Ставки по облигациям колеблются в пределах 1,5-6% годовых. Проценты поступают в специальные фонды, которые, в свою очередь, каждые полгода расплачиваются с инвесторами.

 

Громкие скандалы сопровождают деятельность и церковных финансистов. В 1999 году, например, лопнул работавший с 1948 года баптистский фонд Baptist Foundation of Arizona (BFA). На момент краха обязательства BFA составляли $530 млн, а активы — всего $70 млн.

Последний крупный скандал развернулся вокруг банка Ватикана. Сия таинственная структура, более известная как "Институт религиозных дел", не только имеет депозиты на сумму в 6 млрд евро, но и занимается отмыванием денег мафии, как подозревают некоторые европейские чиновники и итальянские следователи. Появление такой информации скорее связано с противоборством за контролем над потоками, через ватиканский банк проходящими, а не заботой о благочестии и прочей мишурой для адептов папы.

Католическая церковь — одна из наиболее известных и, пожалуй, самых финансово сильных церковных корпораций. Несмотря на то что отношение к бизнесу здесь не столь лояльное, как, скажем, у протестантов, где материальный успех сродни божьему благословлению, изощренный Ватикан занимается деловыми вопросами на протяжении столетий и, очевидно, вполне преуспел в этой сфере. Засекреченные инвестиции и финансовые операции являются основными источниками дохода престола, а помимо освященного папами банкинга Ватикан официально зарабатывает кое-чем "на семечки".

 

Например, своей нумизматикой, музеями и т. д. В прошлом году только парижский Лувр, который посетило 8,5 млн человек, лондонский Британский музей (5,8 млн) и нью-йоркий музей искусств Метрополитэн (5,6 млн) превзошли по количеству туристов ватиканские музеи.

За прошлый год от музейной деятельности Ватикан получил неплохой доход в 91 млн евро, а годом ранее показатель составлял 82 млн евро. При этом по итогам прошлого года дефицит бюджета Ватикана якобы составил около 15 млн евро. По всей вероятности, церковные иерархи посчитали нужным не выделяться на фоне окружающего кризиса государственных финансов и "сообразили" дефицит.

"Вероятность возникновения у Ватикана финансовых проблем, с моей точки зрения, стремится к нулю, потому что их политическое влияние настолько велико, что эту проблему, если она на самом деле есть, в любом случае закроют как на государственном уровне, так и на общественном. То есть это очень влиятельная организация, может быть, одна из самых влиятельных в мире", — поделился мнением с Финам FM Сергей Ануфриев, генеральный директор УК "ЮграФинанс".

 

Российская православная церковь на первый взгляд намного меньше походит на успешную бизнес-организацию, однако является таковой. И основные свои доходы она также получает отнюдь не из пожертвований простых прихожан. Несколько лет назад много говорилось о "православном банкинге" и вообще о бизнесе с определенным стилистическим укладом.

Бородатые бизнесмены появились и в списках Forbes, однако после истории с экс-сенатором и "православным" банкиром Сергеем Пугачевым, чей Межпромбанк стал банкротом, разговоры на эту тему поутихли. Однако РПЦ в финансовую сферу внедрилась весьма успешно и сейчас проводит свои операции через закрытые и малоизвестные банки. Самой известной и открытой банковской структурой такого рода является "Пересвет". В то время когда СМИ раскручивали часы патриарха, РПЦ стала крупнейшим владельцем "Пересвета", сконцентрировав 39,98% акций.

Свои временно свободные средства доверили банку почти все крупные госмонополии: "Транснефть", "дочка" РЖД — Федеральная пассажирская компания, "дочка" "Газпрома" — Восточная межрегиональная газовая компания, ОАО "ОГК-1", Фонд содействия реформированию ЖКХ, Агентство кредитного обеспечения, "Роснано", аэропорт "Пулково", отмечает "Профиль".

 

Кроме "Пересвета" известны также Эргобанк и банк "Софрино", однако свои финансовые операции РПЦ проводит через мелкие и малоизвестные банки, отмечает издание. В любом случае, появления такого инструмента, как "православные облигации", на российском долговом рынке в ближайшее время, наверное, ожидать не стоит. Слишком непривычен для православных такой подход, а чем может привлечь банки такой инструмент — пока непонятно.

Оригинал здесь.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.